Повести Рассказы Статьи

Стремиловский рубеж…

  Еще за долго до того, как немецкие войска вплотную приблизились к реке Нара южнее Варшавского шоссе, на западных окраинах Московской области начал формироваться оборонительный рубеж, позже получивший название – «Стремиловский»

  К концу октября месяца частям 17-й стрелковой дивизии, в которую вошли в основном рабочие и служащие нескольких Московских заводов и предприятий Москворецкого района, державшим оборону на этом рубеже, потеряв фактически 90% своего личного состава, а также вынужденным при отходе вести ожесточенные бои с наступающим противником под прицельными бомбежками немецкой авиации, пришлось отойти на восточный берег Нары. Из 11000 бойцов, которыми располагала дивизия после своего формирования в июле 41-го, в живых оставалось около 1500 солдат. Люди в основном не имели никакого боевого опыта и обладали лишь минимальной подготовкой к боевым действиям.

  Но как говориться отступать было некуда. К тому же командование армией, получая распоряжение свыше, помимо приказа о категорическом запрете на отступление, периодически требовало наносить контрудары с целью измотать наступающего противника. В результате, ближе к концу октября на восточном берегу Нары южнее шоссе образовалась растянутая линия обороны, которая и была названа – Стремиловский рубеж.

  Как теперь известно, все попытки немецкой армии (12-й армейский корпус) прорваться и прочно закрепиться на Варшавском шоссе, вдоль которого они рассчитывали наступать в сторону Подольска и Красной Пахры, так и не увенчались успехом. Обескровленные и требующие срочного пополнения, при поддержке 26-й танковой бригады под командованием полковника Левского М.И. (погибнет в боях 15 ноября 1941 года), части 17-й стрелковой дивизии героически сдерживали натиск врага.

  Именно в эти дни по приказу командующего фронтом Жукова Г.К. по всей линии обороны начали создаваться противотанковые отряды. Состоящие из одного-двух противотанковых орудий, около 15-ти бойцов, вооруженных гранатами и бутылками с зажигательной смесью, подвижные отряды были задействованы как на линии фронта, так и вклинивались глубоко в позиции противника.

  25-го октября от одного из пленных немцев, доставленного в штаб 43-й армии, командование получило информацию от том, что 12-й армейский и 57-й моторизованные корпуса вермахта получили подкрепление, и в ближайшее время планируют новое, скорее всего решающее наступление. Все, абсолютно все защитники рубежа на восточном берегу реки Нара понимали, что здесь и сейчас решается судьба столицы, а возможно и всей войны в целом.

  Именно в этот день на рубеж Варшавского шоссе была переброшена 93-я стрелковая дивизия в составе трёх стрелковых полков, гаубичного и артиллерийского полков, истребительного противотанкового дивизиона, а также батальона танков. Численность дивизии составляла чуть больше 10000 человек, что безусловно в разы усиливало оборону Красной Армии на занимаемом рубеже.

  Не взирая на нехватку оружия, боеприпасов и продовольствия, плюс на то, что войска вермахта в несколько раз превосходили соединения РККА по численности, количеству техники, артиллерии, а в небе и вовсе имели полное господство, не откладывая в долгий ящик 93-я дивизия 26-го октября перешла в наступление с целью не только отбросить некоторые части противника на западный берег Нары, но и в принципе деморализовать наступающие немецкие дивизии. К сожалению, наступление не принесло желаемого результата. Роты, батальоны и полки Красной Армии буквально растворялись в хорошо организованных оборонительных позициях противника.

  Более двух месяцев кипели тяжелые бои на рубеже реки Нара, вдоль Стремиловского рубежа. Враг постоянно предпринимал попытки все-таки прорвать оборону Красной Армии и выйти на Варшавское шоссе, а также в тыл обороняющимся войскам. Но безудержный героизм и самопожертвование бойцов РККА сделали свое дело.

  В результате тяжелых и изматывающих боев, немецкая боевая машина была остановлена. По словам одного из пленных офицеров вермахта, попавшего в руки Красноармейцев в разгар боев, боевой дух в немецкой армии сильно упал. Обещания фельдмаршала фон Клюге о быстром захвате столицы так и остались лишь обещаниями, а общее состояние войск теперь сильно отличалось о того, каким оно было на первом этапе «Восточной» кампании. У немецких солдат катастрофически не хватало теплой одежды, поэтому большое количество личного состава получало сильные обморожения. Обозы с продовольствием не поступали вовремя, в связи с чем вся «конская тяга» была съедена, а артиллерию и прочее тяжелое вооружение приходилось нести буквально на руках. Большое количество бронетехники стало просто бесполезной из–за того, что топливо в баках попросту замерзало, также как и все смазочные материалы. Плюс ко всему, несмотря на численный перевес, как уже было сказано ранее, вермахт понес колоссальные потери в живой силе. В некоторых ротах оставалось всего 15-20 солдат. В результате чего, им пришлось перейти к строительству оборонительных позиций.

  Но самое главное с чем никак не ожидали встречи, некогда воодушевленные своим бравым шествием по Европе немецкие солдаты, это сверхгероическое сопротивление защитников столицы. Части 312-й, 53-й, 93-й стрелковых дивизий, 152-я мотострелковая бригада, 26-я, 9-я танковые бригады, причем вторая имела в своем составе всего 12 легких и один средний танки, 5-й воздушно-десантный корпус, проявив нечеловеческую доблесть и истинно русский героизм, сделали фактически невозможное.

  Стремиловский рубеж, официально простиравшийся от населенного пункта Спас Темня через Дубровку, Кармашовку, Муковнино, Бегичево, Стремилово до Хорсино стал непреодолимой стеной для нескольких корпусов немецкой армии. Обладая преобладающим количеством живой силы, техники, артиллерии и авиации, на Подмосковной земле немецкая армия смогла отыскать лишь могилу, увенчанную большим березовым крестом…

Мемориал посвященный обороне Москвы на Варшавском направлении «Стремиловский Рубеж», расположенный по соседству с поселком Высоково в четырех километрах от Стремилово

 

Добавить комментарий