Повести Рассказы Статьи

Город герой Можайск…

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Пока оценок нет)

Загрузка...

  Больше недели полки 32-й стрелковой дивизии В.И. Полосухина удерживали рубеж обороны в районе Бородинского поля, ведя ожесточенные бои с наступающими на Москву частями 40-го моторизованного корпуса вермахта.

  С 13-го по 18-е октября немецкие войска безуспешно, неся огромные потери, пытались прорвать оборону Красной армии. Огромное количество авиации кружило над полем, поливая позиции советских войск градом бомб и снарядов. Множество танков бороздили можайскую землю, нанося удары во фланги обороняющей поле дивизии.

  Периодически меняя направления основных ударов, немцы неистово искали слабые места в защитных рядах, обороняющих подступы к Можайску и двум магистралям, ведущим к столице. Но раз за разом танковые и пехотные подразделения натыкались на героическое сопротивление защитников города. Неоценимую помощь 32-й дивизии оказали курсанты военно-политического училища, переброшенные на рубеж, и ни разу не участвующие до этого в боях. «Держать оборону на Можайской линии три дня» — именно так звучал приказ ставки, предназначенный для основного ядра 5-й армии Д.Д.Лелюшенко — 32-й дивизии. Русские же солдаты продержались в районе Бородинского поля и его окрестностях целых девять. 15-го октября, на место получившего ранение командарма Лелюшенко, назначается генерал Говоров.

  В результате продолжительных боев, командованием 5-й армии было принято не легкое решение — оставить позиции на Бородинском поле, а так же Можайск и отойти за Москва-реку. После того, как по приказу Говорова части 5-й армии покинули удерживаемые рубежи, немецкие войска беспрепятственно заняли город.

  После этого немецкое командование принимает решение об окружении советский частей, располагавшихся севернее города, в треугольнике Аксаново — Можайск — Вандово. Для этой цели 20-го октября из Можайска в направлении Вандово были выдвинуты пехотный отряд и танковое соединение. Быстро прорвавшись к поселку, немецкие части установили контроль над дорогой, включая населенные пункты Ратчино и Клементьево, тем самым отрезав пути отхода для 32 — й стрелковой дивизии Полосухина. Но, несмотря на это, полки дивизии получили приказ командования прорываться дальше на восток.

  До конца дня 20-е октября и всю ночь шел ожесточенный бой в районе захваченной немцами дороги. Полки дивизии Полосухина осуществляли прорывы в разных направлениях, ударами севернее Ратчино на Клементьево и через Вяземское.

  521-й полк, входящий в состав 133-й сибирской стрелковой дивизии, ведущей бои на этом же рубеже, под командованием генерала Герасимова, в итоге прорвал немецкую оборону южнее Вандово, в то время как остальные соединения пробились через Ратчино. Затем, ведя тяжелые арьергардные бои, полки отошли за реку Искона.

  После прорыва, 521-й полк был направлен в район северо-западнее Рузы для обороны города. Но, надолго их сил не хватило. В результате тяжелых боев, полк, в состав которого входило всего два батальона, не выдержав натиска 78-й пехотной дивизии вермахта, был вынужден сначала  отойти на рубеж Коковино — Орешки, а затем и вовсе отступить в сторону Колюбякино. Во многом это было сделано из-за того, что генерал Герасимов понимал, что продолжение боев на подступах к Рузе в таком положении, приедет лишь к тому, что части 133-й стрелковой дивизии будут попросту уничтожены. В связи с этим и был отдан приказ об отходе, в результате которого немцы практически без боя взяли Рузу. Однако, командующий Западным фронтом Жуков, расценивал подобные вещи совершенно иначе. 3-го ноября 1941 года вышел приказ, согласно которому комдив Герасимов и комиссар Шабалов были обвинены в трусости, предательстве, а так же самовольном оставлении боевых рубежей не имея на это никакого распоряжения ставки. В результате, Герасимов и Шабалов были расстреляны перед строем своих уцелевших подчиненных. Так ковалась победа…

  А в это время 78-я немецкая пехотная дивизия продолжила свое движение на Дорохово. 7-й армейский корпус вермахта наступал параллельно —  южнее Минского шоссе в направлении на Кубинку. Все это, по замыслу командующего группой армий «Центр», делалось с целью окружить Кубинку и дальнейшего прорыва на Москву.

  Чем в итоге все закончилось известно. На помощь защитникам столицы прибыли новые дивизии из Сибири и Урала и суровые русские осень и зима.

  Ближе к середине января, в ходе массированного контрнаступления советских войск под Москвой, после овладения 14-го января Дорохово и 17-го числа Рузой, части 5-й армии приблизились к Можайску.

  В это время 222-я, 113-я стрелковые и 1-я гвардейская моторизованная стрелковая дивизии, входящие в состав 33-й армии, вели тяжелые бои под Вереей с целью расчленить немецкую группировку на две части и обезопасить наступающий на Можайск левый край 5-й армии Говорова.

  18-го января Верея была взята, а уцелевшие части вермахта, с боями отступали на запад. Теперь, когда левому флангу наступающих на Можайск дивизий ничего не угрожало, части 5-й и 33-й армий устремились к городу. 50-я, 82-я, 108-я, 144-я и 19-я стрелковые дивизии совместно с 20-й танковой бригадой  вели мощное наступления на Можайск с целью его полного окружения. Понимая все серьезность положения, немецкие части начали отступление из города.

  20-го числа, в восемь часов утра 82-я стрелковая дивизия ворвалась в город. К двум часам дня, он был полностью очищен от оккупантов, ведущих поспешный отход западнее Можайска.

  Оборона Можайска, как и операция по его освобождению, да собственно, как и все остальные боевые действия на территории подмосковной земли в 1941-1942 гг., были сопряжены с огромными, просто с колоссальными потерями в живой силе, т.е. в людях с обеих сторон. Точные цифры теперь назвать никто не сможет. Огромное количество русских солдат, пропавших без вести, а в лучшем случае похороненных в безымянных братский могилах, местонахождение которых никто и никогда не узнает, пожертвовали не только своей жизнью, но и «памятью», выполняя долг перед Родиной…

И надо об этом помнить…