Повести Рассказы Статьи

Битва за Москву. Пролог…

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (1 оценок, 5,00 из 5)

Загрузка...

  Расчленить на две части оборонительные силы советского фронта с последующим их окружением — именно таким образом выглядела основная задача трёх танковых групп, выступающих в авангарде войск вермахта в первые дни, начавшейся 30 сентября операции по захвату столицы СССР города Москвы, именуемой «Тайфун».

  Мощные танковые клинья трёх генералов — Гота, Гёпнера и Гудериана, нанесли три «акцентированных» удара с плацдармов севернее Смоленска, из района Рославля и Шестки соответственно. Буквально через неделю, после недели кровопролитных боев, несколько армий Западного и Брянского фронтов, неся огромные потери в технике и живой силе, попали в окружение в районе Вязьмы и юго-западнее Брянска.

  Начав свое наступление первыми, части 2-й танковой группы Гудериана, уже в первый день 30-го сентября глубоко вклинились в оборонительные ряды РККА на 40-50 километров, после чего, соединившись через несколько дней с войсками 2-й армии вермахта в районе Брянска, замкнули кольцо, окружив 13-ю и 3-ю советские армии. При этом, основной удар на Орел не утратил своей мощи.

  2-го октября, остальные две танковые группы (3-я и 4-я) нанесли сокрушительный сходящийся удар в направлении Вязьмы с целью окружения основных сил двух советских фронтов (Западного и Резервного). К 10-му октября четыре советские армии — 19-я, 20-я, 24-я и 32-я, угадили в один из самых крупнейших «котлов» за всю историю мировых войн.

  Не взирая на то, что командование немецкой армии было вынуждено оставить несколько дивизий для «сохранения» котлов, с последующим их уничтожением, общее движение боевой техники и пехоты в сторону столицы продолжилось. Даже учитывая этот факт, плюс то, что на помощь защитникам столицы спешили формировавшиеся в кратчайшие сроки Московские дивизии ополчения, снятые с занятий студенты военных училищ и все, кому не была безразлична судьба Родины, численность приближающихся к Москве войск вермахта в несколько раз превосходила количество обороняющих столицу. Огромное количество бронетехники и авиации все ближе и ближе прорывались к сердцу России. В середине октября, в спешке началась эвакуация столицы. Закрылись многие предприятия, заводы и магазины. Множество жителей не дожидаясь, когда враг вплотную приблизится к стенам города, спешили покинуть столицу, бросая жилье, имущество, и «хватая» с собой только необходимое. На многих шоссе, ведущих из столицы на восток, образовались километровые пробки из автомобилей, повозок и пешеходов.

  Среди беглецов были не только простые смертные жители, вполне трезво осознающие эту свою сущность, пред лицом приближающегося врага. Большое количество различных руководящих чинов, не веря в не преступность Москвы, покидало город в страхе перед приближающейся оккупацией.

  Тем временем пала Ржевско-Вяземская линия обороны. Ведя кровопролитные бои в окружении, части уцелевших советских армий пытались прорваться на восток, чтобы снова вступить в неравный бой с фашистами. В этот период активизировались и партизанские отряды, всячески усложняя жизнь немецким частям, организуя частые выпады в тылу противника. Тем не менее, продолжая централизованное наступление по основным магистралям ведущим к столице, немцы, четко ощущая приближение русской зимы, стремились как можно быстрее овладеть своей главной целью. За каждый поселок, за каждую деревню, за каждый маленький участок земли клали свои головы русские солдаты, высоченными курганами тел устилая родную землю.

  Не ожидая настолько свирепого сопротивления войск, попавших в окружение, немцы были вынуждены выделять ощутимое для общего наступления количество сил, в целях предотвращения «русского» прорыва. В связи с этим, централизованное наступление замедлилось, неизбежно оттягивая предполагаемую дату вступления немецких армий в Москву. Именно в этот момент приказом верховного главнокомандования была создана Можайская линия обороны, которая в результате стала непреодолимым рубежом на пути изрядно потрепанных немецких дивизий.

  К тому времени, некоторым из попавших в котлы частям советских армий удалось вырваться из окружения, и примкнуть к защитникам столицы. Упорным сопротивлением на подступах к Москве, русские солдаты выиграли столь драгоценное время, за которое спешащие на помощь столице сибирские и дальневосточные дивизии, успели добраться до места дислокации. Многие из них вступали в бои прямо «с колёс», не успев толком разобраться в обстановке и занять оборонительные рубежи. Так как враг уже приблизился практически вплотную, на это попросту не было времени. Потери, огромные человеческие потери несли защитники города. Подчас численность полков и дивизий сокращалась практически на 100%, периодически пополняясь из резервов ставки. Как уже было сказано, большое количество ополченцев встали в один ряд с бойцами Красной армии. Множество жителей города бросилось на строительство заградительных препятствий для продвижения вражеских войск. Рылись противотанковые рвы, эскарпы, устраивались лесные завали и минировались дороги.

 В результате общих усилий жителей Москвы и бойцов Красной армии, стремительное движение армии вермахта удалось затормозить, а затем и вовсе остановить.

  Понимая, что столицу «коммунистического» государства непременно необходимо захватить до зимы, немецкое командование, после небольшой паузы, предназначенной для перегруппировки войск и приведения их частей в боеспособное состояние, издает приказ о начале второй фазы осеннего наступления на Москву. 15-16 — го ноября войска группы армий «Центр» под командованием Ф. фон Бока снова устремляются к столице СССР…

  Весьма бодро начавшийся второй этап немецкого наступления, в итоге ближе к концу ноября завяз в русском бездорожье, а затем и вовсе разбился о до селе неведомые немецкому солдату декабрьские холода русской зимы. Но не стоит слишком сильно переоценивать заслуги русской непогоды в итоговом провале осеннего немецкого наступления, как это делали многие из высшего командного состава вермахта уже после завершения Великой отечественной войны. Кто-то ссылался и на чрезмерную уверенность в себе А.Гитлера, особенно по части принятия решения в ходе тех или иных военных операций, которые в итоге приводили к необратимым процессам на фронте, и оборачивались к армиям вермахта отнюдь не лицом. Безусловно, это не могло не сыграть своей отрицательной роли. В противовес сказанному можно вспомнить и роковые ошибки высшего военного руководства РККА, которые в результате стоили жизни сотням тысяч солдат, большого количества проигранных сражений со всеми вытекающими отсюда кровавыми последствиями. Что ж, война есть война… Но…

  Основной и главной причиной победы советского народа под Москвой, да и во всей Великой Отечественной войне в целом, явились лишь сумасшедший и не поддающийся никакому описанию героизм русского солдата, его патриотизм и бесстрашие перед лицом врага, перед обликом неминуемой смерти, ради жизни своего народа…