Повести Рассказы Статьи

Маленькая Ельня для большой Победы

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (1 оценок, 5,00 из 5)

Загрузка...

С болью в сердце, не прекращая сопротивления, русские солдаты снова двинулись на восток, отсчитывая километры… 120… 118… 115…

  Ельнинская наступательная операция. Мало найдется людей, кто хоть краем уха не слышал об этом. В суровое лето 1941 года, когда миллионная немецкая армада с молниеносной скоростью катила на восток, это событие, как считают многие, сыграло весомую роль по части стабилизации стратегического положения на фронте, а также имело немалый пропагандистский смысл. Первый, но по сути локальный успех Красной Армии, был объявлен, как крупная победа. Все лавры, касающиеся проведения наступления, которое, к слову, получилось не с первого раза, достались командующему Резервным фронтом – Жукову Г.К.

  При всем при этом, все дальнейшие попытки развить наступление завязли в глухой немецкой обороне, так же, как и окружение группировки врага. На сегодняшний день существует несколько мнений по поводу исхода операции по ликвидации «Ельнинского выступа». Кто-то считает, что это действительно был успех, сопряженный с блестяще проведенным контрнаступлением, а кто-то склоняется к мнению, что вермахт вполне осознанно оставил Ельню, дабы избежать больших потерь, понимая, что Красная армия не прекратит атакующих действий. В любом случае, дальнейший ход войны известен всем. Город Ельня снова попал в руки захватчиков, а печальная история Вязьмы и Брянска, полагаю не требует дополнительного описания.

  Если кратковременный всплеск бодрости боевого духа после «успеха» под Ельней и имел место быть, то совсем скоро, когда обескровленные соединения советских армий откатились на ближние подступы к Москве, положение приняло катастрофический характер.

  30 сентября операция «Тайфун» началась с атаки 2-й танковой группы Гудериана, а 2-го октября и основные силы группы армий «Центр» перешли в наступление. Как уже было сказано ранее, именно в процессе развития осеннего наступления вермахта, советским войскам, в силу многих причин, было суждено сполна ощутить весь ужас «Вяземского котла», разгрома брянской группировки войск и скоротечного отступления к стенам столицы.

  Ближе к середине октября, моторизованные и танковые соединения немецкой армии приблизились к Москве. Крайне тревожным положением было в районе Тулы. Практически без боя фашисты вошли в Орел. Пали Калуга, Боровск, Малоярославец и Можайск.

  Именно в связи с разгромом советских войск под Вязьмой и Брянском, создалась наибольшая опасность Москве на можайском направлении, где впоследствии и проходили одни из самых ожесточенных боев в сражении за столицу. Хотя подобное заявление не совсем верно. Весь, непременно весь полумесяц немецкой атакующей волны от Калинина до Тулы был предвестником колоссального подвига русского народа.

  А теперь о том же… О том же, но о другом…

  125-й километр минского шоссе… Широченный овраг разделяет два высоких зеленых холма. По правую руку, при условии, если ты стоишь спиной на восток, как это делали защитники Москвы в октябре 1941 года, можно разглядеть небольшую деревню, слегка утопленную в зеленеющую даль оврага… Деревня Ельня. Да, именно деревня. Небольшое поселение, как и ее тёзка, оставившее и свой ощутимый след в скрижалях Великой Отечественной Войны…

  В районе деревни занимал оборону левый фланг 5-й армии под командованием генерала Д.Д.Лелюшенко, а вдоль вырытых противотанковых рвов, руководство фронта расположило отряды, состоящие сугубо из студентов военно-политического училища, которые после подхода 32-й стрелковой дивизии Полосухина, были передвинуты южнее основных сил обороны.

  13 октября после артподготовки и авиационного налета, на автостраде Минск – Москва появились немецкие танки. Бронемашины двигались колонной по двое, ревом моторов заглушая все вокруг. Когда головная машина колонны спустилась в лощину к реке Еленка, советская артиллерия, расположившаяся в бетонных дотах вдоль шоссе, открыла огонь, буквально врасплох застав немецкий авангард. Весь день продолжался неравный бой защитников столицы с превосходящими по численности силами вермахта.

  Несколько танков было подбито, много машин было сожжено дотла. Солдаты-красноармейцы, бок о бок со студентами военных училищ, стояли не на жизнь, а на смерть. Примечателен тот факт, что командный пункт 32-й дивизии находился в районе Бородинского поля, именно в том месте, где в сентябре 1812 года располагался штаб М.И. Кутузова.

  На следующий день, немецкая армия продолжила упорное наступление вдоль Минского шоссе. Прорвать оборону Красной армии с ходу немцам не удалось.  Геройски проявил себя 17-й стрелковый полк, задержав немецкие танки при попытке перебраться на восточный берег реки, а 18-я таковая бригада, подошедшая на подмогу защитникам с запада, вывела еще несколько танков противника из строя. Но, несмотря на большие потери, врагу постепенно удавалось сдвигать передовую линию на восток.

  К середине дня 14 октября, вермахт, получив значительное подкрепление, усилил натиск на оборонительные позиции советской армии. Продавив мощным ударом оборону 5-й армии в районе Старой Смоленской дороги, фашистам удалось выйти к Утицкому лесу, а затем и к Можайскому шоссе.

  15 числа, после стойкого и кровопролитного сопротивления, поступил приказ командования оставить занимаемые рубежи.

  С болью в сердце, не прекращая сопротивления, русские солдаты снова двинулись на восток, отсчитывая километры… 120… 118… 115…

Рядом с рекой, среди могучих лип стоит солдат, скорбно склонив голову в память о тех днях. А на восточном холме, совсем рядом с деревней возвышается небольшая церквушка, играя на солнце мозаикой святых образов, смотрящих на каменное возвышение. Несколько мраморных плит, всего несколько штук хранят в себе память о тех, кто навеки остался на 125-м километре шоссе рядом с деревней, носящей имя куда более известного города…

 

 

 

И ВРЕМЯ ИХ НЕ ПОГАСИЛО И НЕ ЗАТМИЛО НИ НА МИГ, ОНИ ЖИВУТ И С НОВОЙ СИЛОЙ ПЫЛАЮТ В ПАМЯТИ ЖИВЫХ…

 

Добавить комментарий