Повести Рассказы Статьи

Тарутино. Октябрь 41-го… Приказ «Не отступать»

  19-го октября 1941 года командующий 17-й стрелковой дивизией полковник Козлов, вопреки указаниям командующего армией Голубева, отдает приказ своим бойцам покинуть линию обороны в районе реки Протва и отойти на рубеж реки Нара.

  1314-му полку дивизии был поручено к 23:00 20-го октября достичь населенного пункта Тарутино, а затем прочно удерживать переправу через Нару в районе поселка. Остальным полкам дивизии было также приказано занять намеченные позиции на берегу реки.

  Чем обернулся комдиву самовольный отход с рубежа реки Протва, теперь всем известный факт. По замыслу командующего 43-й армией генерал-майора Голубева, в район Тарутино, естественно не без подачи комфронта, должны были отойти части 53-й стрелковой дивизии для отдыха, а 312-я и вовсе переводилась в резерв. 17-й же дивизии народно ополчения отводилась роль соединения, на которое приходился основной удар противника, форсирующего Протву. Однако все получилось иначе.

  Не взирая на приказ командарма, Козлов отводит свои обескровленные и фактически не имеющие продовольствия и боеприпасов войска на указанный рубеж, тем самым подписывая себе приговор. История Великой Отечественной войны знает порядочное количество случаев, когда подобные случаи расценивались не только, как невыполнение приказа, а и вовсе, как предательство.  Что по большому счету в военное время одно и тоже.

  Единственный приказ, который выполнили отступающие части 17-й стрелковой дивизии, это приказ по уничтожению переправ через реку Протва с целью как можно сильнее усложнить ее форсирование наступающими немецкими войсками. Но, так вышло, что тем самым они лишь добавили трудностей для своих отступающих товарищей, а именно полкам 312-й и 53-й стрелковых дивизии, которые подошли к взорванной переправе после 17-й стрелковой дивизии. В результате несогласованности действий, а точнее сказать из-за неподчинения командованию армии, войска 312-й, 53-й стрелковых дивизий совместно с обозами 17-й танковой бригады были вынуждены потратить гораздо большее количество времени для переправы чем предполагалось, а также лишились огромного количества матчасти (автомобили, техника и т.д.)

  Сегодня историки и военные теоретики расценивают действия комдива полковника Козлова с разных сторон. Кто-то оправдывает его действия, считая, что иначе поступить было нельзя, так как обескровленная 17-я стрелковая дивизия, состоящая в основном из жителей Москвы (служащих, работников заводов, предприятий и различных учреждений) была не способна остановить движущиеся к Москве части вермахта, и удерживание рубежа на реке Протва привело бы лишь к ее полной и скорой гибели (что в принципе и произошло, но чуть позже), а кто-то склонен считать, что подобные действия можно расценивать только, как предательство и никак иначе, в связи с тем, что решение комдива в итоге привело еще к более тяжелой ситуации на фронте 43-й армии, которая и без того складывалась не в «нашу» пользу по многим причинам. Что ж, здесь сложно поспорить. Любое невыполнения приказа в рамках стратегии целой армии, да и вне ее, в любом случае приведет к определенным последствиям. И скорее всего, к отрицательным.

  В результате, даже несмотря на то, что фактически все части РККА в этой части фронта отошли на рубеж реки Нара, сконцентрировав именно здесь всю оборонительную мощь, 22-го октября части 34-й пехотной дивизии вермахта в составе пяти танков и неопределенного количества пехоты, а также при поддержке двух бомбардировщиков занял Тарутино. Не в силах что-либо противопоставить мощи наступающего врага, бойцы двух дивизий Красной Армии (17-я и 53-я), преследуемые шквалистым артиллерийским и пулеметным огнем противника были вынуждены бежать в ближайший лес. Как только информация о падении Тарутино «дошла» до командования фронтом, в 43-ю армии сразу же поступает приказ:

Голубеву.

1) Отходить с занимаемого рубежа до 23.10. еще раз категорически запрещаю.

2) На 17 дивизию немедленно послать Селезнева, командира 17 стрелковой дивизии немедленно арестовать и перед строем расстрелять.

17, 53 стрелковые дивизии заставить вернуть утром 22.10. Тарутино, во что бы то ни стало, включительно до самопожертвования…

Жуков, Булганин.

Передано в 4.45 22.10.41 лично Голубеву.

 Попытки советских войск с наскока вернуть себе Тарутино, успехом не увенчались. Противник, имевший здесь большое преимущество, как в живой силе, так и в технике, снова обратил части двух советских дивизий в бегство. В итоге, в Тарутино немцы задержались на целых два месяца. После их пребывания, в поселке из 380 жилых домов осталось лишь 34. Кончено много построек было уничтожено во время обороны, а также при освобожденияи Тарутино, но и немцы успели изрядно поглумиться на Тарутинской земле.

 *  *  * 

  25-го декабря 41-го года, в ходе общего контрнаступления советских войск под Москвой, 1-й батальон 475-го стрелкового полка 53-й стрелковой дивизии освободил поселок Тарутино от немецких оккупантов.

Благодаря мужеству, отваге и самопожертвованию советских солдат, земля, где еще в 1812 году войска под командованием легендарного генерал-фельдмаршала М.И. Кутузова нанесли существенный удар по армии Наполеона, тем самым вдохновив себя на будущие победы, была полностью очищена от немецко-фашистских захватчиков.

Братская могила бойцов 17-й и 53-й стрелковых дивизий в поселке Тарутино, погибших на этой земле в октябре-декабре 1941 года…

Памятник в честь бойцов 17-й и 53-й стрелковых дивизий…

Добавить комментарий